Российская нация трансформируется, но не развивается — Общество

Качество российской нации падает: лучшие умы уезжают за перспективами в другие страны, их места занимают необразованные мигранты. Коррупционность, бюрократизация, бескультурье и беззаконие становятся нашими национальными чертами. Российской нации необходима модернизация, полагают эксперты «Росбалта». Но можно ли поменять ценностные ориентиры более 140 млн людей?

В России 1990-х людей, которые лучше всего приспособились к внезапно изменившемуся миру, называли «новыми русскими». Со времени их появления прошло два десятка лет, но российская нация претерпела не много изменений. Вчерашние «новые русские» стали бизнесменами или чиновниками с большими окладами. Глядя на тех, кто добился успеха, молодежь тоже стремится попасть в систему: стать чиновниками, получать взятки и откаты.

«Это уже не «совки», не «хомо советикус», это другие люди, которые умеют встраиваться в современное общество, но, к сожалению, они научились встраиваться в общество неэффективное. Нам создали систему, где, чтобы выжить, надо быть нечестным и коррумпированным», — отмечает научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета Дмитрий Травин.

Однако застойное административно-чиновничье болото, в которое вылились все преобразования 90-х –  еще не самый худший вариант. По мнению культуролога Андрея Столярова, российская нация уже трансформируется, но эти изменения не означают развитие. «Сейчас наверху обсуждается идея о том, чтобы дать мигрантам российское гражданство. Они будут платить налоги, но и голосовать будут за нынешнее правительство. Уровень поддержки действующей власти подскочит на 20%. По некоторым данным, уже происходит процесс азиатизации силовых структур: набор мигрантов в армию, внутренние войска и милицию. Если подобный сценарий получит развитие, то система власти будет заморожена в нынешнем состоянии и может держаться долго», — рассуждает эксперт.

Дмитрий Медведев, являясь президентом, много говорил о модернизации в России. В своих заявлениях об инновациях он в первую очередь апеллировал к прослойке образованных городских либералов — тех, кто любит навороченные гаджеты, активно пользуется социальными сетями и хочет избавиться от отрицательных пережитков советского периода. Но медведевская модернизация ограничилась по большей части нелепыми проектами, которые ни к чему не привели. Они давно забыты вместе с бывшим президентом, который все чаще становится объектом насмешек, а не поставщиком серьезных инфоповодов.

По сути стратегия бывшего президента была правильной, поскольку новый народ, способный привить обществу иные ценностные ориентиры, всегда возникает в недрах старого. Вокруг этого ядра, которое возможно создать сознательно, начинается кристаллизация всей нации, полагают эксперты.

«Когда в рамках нации формируется устойчивое меньшинство примерно в 10%, которое готово жить в новых социальных условиях и разделяет новые ценности и взгляды, этого достаточно, чтобы модернизировать все население», — утверждает кандидат психологических наук Татьяна Чеснокова. Однако в России пока нет этих 10% и не понятно, появятся ли они в ближайшее время, полагает эксперт. «Рассерженные горожане», среди которых было немало сторонников Медведева, сейчас являются слишком малочисленной группой, чтобы переломить ситуацию.

В то же время нет и лидеров, способных быть поставщиками свежих идей и авторитетами для миллионов людей. «Новые ценности сознательно вырабатываются  оппозиционной элитой. Эти люди открывают новые горизонты для общества. Но наличие в России элиты — это вопрос. С политическим классом все хорошо, истеблишмент формируется, а вот с элитой — проблемы», — отмечает профессор кафедры прикладной политологии Высшей школы экономики Григорий Тульчинский.

Тем не менее инициативные люди не оставляют попыток изменить реальность: борются за честные выборы, за прозрачность госзаказов, за благоустройство в подъездах и дворах, за соблюдение правил дорожного движения. Но только усилий населения для модернизации недостаточно, необходимо и встречное движение «сверху», полагают эксперты.

Однако нынешняя власть на сближение с модернизированными русскими идти отказывается. Напротив, судя по последним событиям, нас хотят вернуть к советскому прошлому — с нормами ГТО и состоянием холодной войны с США. Принимая очередной репрессивный закон, политики любят упомянуть о том, что в Европе или Америке тоже существует нечто подобное. Выходит, мы перенимаем у Запада только самое худшее, а наука, образование, инфраструктура по-прежнему остаются на нашем — то есть невысоком — уровне.

Как полагает экономист Дмитрий Травин, в подобной ситуации модернизация России может произойти только после катастрофы, которую неминуемо вызовет падение цен на углеводороды. «Боюсь, что наших с вами скромных усилий не хватит, чтобы выправить ситуацию. Со временем оппозиция будет озлобляться и становиться более маргинальной, цивилизованные люди вроде Немцова, Навального, Быкова или Акунина постепенно будут отодвинуты, на их место выйдут радикалы», — прогнозирует эксперт. Автократическая власть не способна демократизироваться,  так что мы идем по революционному пути развития, соглашается культуролог Андрей Столяров.

Но пессимистичную точку зрения разделяют не все эксперты. Психолог Татьяна Чеснокова полагает, что власть может меняться вместе с обществом. «Мнение о том, что мы возьмем прекрасных людей, поставим их во главе и все будет хорошо – глубоко ошибочно. Мы имеем такую власть, какие мы есть сами», — считает она.

По словам эксперта, модернизации нации может способствовать появление так называемых «глобальных русских» — россиян, способных связать нашу нацию с остальным миром и способствовать культурному и идейному обмену. Будущие «глобальные русские» должны выучить в школе хотя бы два иностранных языка, разбираться в новых технологиях, иметь прогрессивную систему взглядов. Плюс данного проекта в том, что его реализация не  зависит от государства, отмечает Чеснокова.

Но в мире и сейчас существуют подобные россияне, ставшие гражданами мира, однако положительного эффекта от их наличия особо не заметно. Эксперт отмечает, что дело в количестве россиян-мигрантов, которых на самом деле гораздо меньше, чем мы себе представляем. И, что более важно, в обществе до сих пор считают уехавших людей предателями, которые бросили свою родину. «Никакая модернизация не возможна, пока мы не начнем воспринимать заграницу как мир возможностей. У нас же до сих пор есть жесткое деление между Россией и остальным миром, который воспринимается как угроза. Есть образ хитрой и сильной заграницы, которая крадет у нас мозги, и этот образ всячески подпитывается чиновниками вроде Онищенко или Астахова», — говорит Татьяна Чеснокова. Она добавляет, что власть должна начать поддерживать людей, которые живут за рубежом, культивировать с ними контакты.

Выходит, и здесь без власти не обойдешься, как и в любом другом плане по модернизации. Какие бы стратегии мы ни придумывали, отсутствие одобрения сверху в такой огромной стране означает лишь продолжение застоя. В конце концов всем активистам, которые сейчас хотят поставить Россию на новые рельсы, просто надоест бороться, и они либо перестанут действовать, либо уедут туда, где живется проще. Но пугает то, что от этого ничего не изменится, мы по-прежнему будем жить в нынешней России. Стране, плетущейся в конце всех рейтингов — начиная от качества жизни и заканчивая свободой прессы.

Введите свой email:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *